Документальный рассказ о трагическом случае в горах Таджикистана

 

От альплагеря "Варзоб":
Акт комиссии

Из журнала радиосвязи

Объяснительные записки:
Участников
Лагерного персонала

Письма:
В Прокуратуру Таджикской ССР
В Управление альпинизма

Дополнительно:
Маршрутный лист
Схема маршрута
Схема района
Послесловие

Фотоальбом

 

Вместо предисловия  

          Гибель альпиниста в горах – всегда трагедия. Для родных, друзей и близких…

        Горы привлекательны, но опасны и пренебрежительного отношения к  себе не прощают.

В горах, как нас учили, опасности суть «объективные» и «субъективные». О первых  - лавины, обвалы, трещины во льду, суровый климат, разреженность атмосферы и др. – знают почти все, о других (теперь их принято обозначать туманным понятием «человеческий фактор») в советские времена упоминали обычно в моральном контексте, имея ввиду роль слаженности команды, важность взаимовыручки и т.п.  Так нас учили. Считалось обычно, что «объективные опасности» как бы неодолимы, а вот «человеческий фактор» находится  в наших руках. Но опытные альпинисты, спасатели-профессионалы, рассуждали более жёстко: никаких  «объективных» опасностей в горах нет,  считали они, имея в виду, конечно, не то, что этих опасностей как таковых  не существует, а то, что их можно предвидеть, а следовательно - избежать. В этом смысле все опасности в горах происходят как бы от самого человека. Звучит это несколько странно, но в определенном смысле верно.

Трагический случай, о котором рассказывают данные страницы сухим языком  документов, как раз самым тесным и роковым образом связан с этими самыми пресловутыми  «объективными» и «субъективными» факторами. И если судить о произошедшем по официальным заключениям комиссии, то вроде бы всё ясно – ухудшение погоды на сложном рельефе, недостатки  в обеспечении группы, в результате – переохлаждение и смерть участника. Виноватых мало. Наказания минимальны. Начальство ни при чем… Дело утопили. Спустили на тормозах. Авось да забудется…

Однако не забудется. Прошло уже немало лет. Канули  в  Лету почти бесплатные альплагеря, путевки, продукты питания и снаряжение; почти утратили смысл гонки за разрядами, баллами и категориями. Прочь исчезло очарование времён расцвета советского, народного альпинизма. Наступила суровая эпоха  альпинизма коммерческого. Планы горовосхождений решают не средства профсоюзов и спорткомитета, а деньги спонсоров. На смену романтике пришла реклама, на смену грубым штормовкам и "ВЦСПСовским" тяжелым пуховкам – невиданное и неслыханное суперснаряжение. Но изменились ли ЛЮДИ, вот в чем вопрос! Как теперь обстоят дела с «человеческим фактором»? Несомненно, должно быть лучше… Во всяком случае, надеяться не вредно.

Собранные здесь документы представляют собой электронные копии машинописных и рукописных листов и фотографий тех приснопамятных дней. Они приводятся, в основном, без сокращений, лишь с немногочисленными правками орфографических ошибок. Комментариями по ходу не сопровождаются. Наиболее важные места выделены цветом. Пусть читатель, если таковой найдется, попытается почувствовать то, что скрыто между строк. Ведь там можно увидеть многое:  трусость и подлость лагерного начальства, тупость выпускающих, черствость, бессердечие и авантюризм руководителя восхождения, которые в совокупности должны быть  приравнены к преступлению, и самоотверженная, хоть и запоздалая, работа одних спасателей и небрежение других,  и, конечно же, огромное горе, непереносимая, не сравнимая ни с чем боль для родителей, утративших своего единственного сына.

Он ушел от нас, когда ему исполнилось всего-то тридцать!  Осталась вдовой  супруга и без отца маленькая в ту пору дочь…

Хранить память о тебе, Володя, это все, что нам остается!